Эксперимент

Некоторые пчеловоды-павильонщики на зиму наружные летки закрывают, а
запасные внутри павильона открывают. Я с этим решительно не могу согласиться.
Поступая так, придётся принимать меры для поддержания определённого
микроклимата внутри павильона в течение всей зимы, а это не так просто сделать. К
тому же невольно будешь систематически беспокоить пчёл. И ещё одно соображение.

Известно, что пчёлы формируют гнездо и клуб относительно летка. Когда
закрывается леток, относительно которого пчёлы выполнили все работы, а
открывается леток с противоположной стороны, то пчёлам надо либо
переформировать гнездо и клуб, чего во второй половине осени они сделать не могут,
либо в течение всей зимы испытывать, мягко говоря, неудобства. Последним
обстоятельством пчёлы и вынуждены «довольствоваться». А это, разумеется, для
семьи бесследно не проходит.

Во время проведения эксперимента в развитии пчелосемьи по методу дупла, сверху
вниз (см. главу «Улей-дупло?!»), я решил проверить выводы известного в прошлом
русского пчеловода Ф. А. Соколова о температуре и вентиляции своего улья, а заодно
и в салоне павильона в течение зимы. В зиму 2000/2001 гг., использовав
дистанционный термометр, разместил один датчик в проходе павильона на уровне
второй кассеты снизу для семей, развивающихся снизу вверх. Снятие показаний
термометра внутри павильона производилось практически ежедневно. Вне павильона,
кроме того, измерялась наружная температура.

Зимние замеры показали, что разность наружной и внутренней температур существует, но её интервал не 6-8 часов, как я считал, а значительно больше и занимает от одних до нескольких суток. Внутренняя температура в павильоне практически никогда не уравнивалась с наружной, оставаясь постоянно выше последней. Это прослеживается на графике температур за февраль
2001 года, один из самых холодных месяцев этой зимы (см. график). На всех
графиках пунктирные линии означают, что в эти дни показания температуры не
снимались.

Наружная температура в феврале опускалась до -27°С, а внутренняя не понижалась
более чем до -15°С. Такая тенденция прослеживается и во все остальные месяцы
зимы, с октября по март включительно.

После четырёхдневного потепления в ту зиму самым холодным днём было 29
декабря 2000 г.: -28°С, а внутри павильона — лишь -15°С. И это притом, что в
павильоне зимовало всего три пчелосемьи. Нетрудно предположить, что если бы
павильон был заселен полностью, то внутренняя температура в нём была бы ещё
выше.

Отсюда следует, что в павильоне пчёлы зимуют в более тёплой воздушной среде,
чем снаружи.
И как следствие — плавный переход температур в ходе зимовки, от более высокой к
более низкой и наоборот, благотворно влияет на результаты зимовки и состояние
пчелосемей при выходе их из зимовки.

Выходит, что содержание пчёл зимой в павильоне, и особенно в кассетном,
значительно выгоднее и целесообразней, чем содержание их на воле, под снегом и
даже в зимовнике.

Читатель помнит, что в самом начале я обещал излагать фактический материал без
объяснений и обоснований. По поводу зимней вентиляции допущу исключение.
Правда, это будут, скорее всего, не объяснения и обоснования, а моя точка зрения.