Устройство передвижного кассетного павильона ПП-10 УКО

Марка ПП-10 УКО расшифровывается как «передвижной павильон на десять ульевых
кассетных отсеков». Но прежде чем приступить к описанию названной конструкции,
коротко о том, как я пришёл к этой модели (конструкции). Лет двадцать пять тому назад
мне попалась в руки брошюрка ленинградского пчеловода В. М. Тетюшева «Пасека на
колёсах». Прочитал я её с интересом и… загорелся желанием построить свой павильон для
пчёл. К тому времени я уже занимался пчеловодством более пяти лет.

Начал искать и другую литературу по павильонному пчеловодству. Но, к сожалению, больше ничего систематизированного не нашёл, за исключением нескольких публикаций в журнале «Пчеловодство». Известно, что журнальные статьи, в силу своего ограниченного объёма, не могут подробно описать ту или иную конструкцию павильона. Они дают лишь общее представление об описываемом объекте. Вот почему из них я почерпнул для себя не так уж много, хотя каждая порой наводила на ту или иную мысль, которые мне приходилось развивать самостоятельно.
Идея, изложенная в брошюре В. М. Тетюшева, меня очень заинтересовала. И я стал
внимательно изучать конструкцию павильона, предложенную автором названной
брошюры. Но чем больше вникал я в эту конструкцию, тем больше она мне не
нравилась, прежде всего тем, что в ней были предусмотрены шестнадцатирамочные
ульи-лежаки, да ещё в два яруса, а я тяготел к многокорпусным. Ульи-лежаки несли с
собой целый ряд неудобств. Забегая вперёд, скажу, что во время московской выставки
пчеловодов в конце ноября 1993 года ко мне подошел посетитель-пчеловод и,
ознакомившись с моей конструкцией павильона, заявил: «Я сделал павильон по
Тетюшеву, один к одному, и замучился, работать невозможно».

К сожалению, ни фамилии, ни имени, а тем более адреса этого молодого человека я не знаю. Если он перешел на кассетный павильон, то мне очень бы хотелось знать его мнение. Он тут же
приобрёл чертежи моего кассетного павильона. Это заявление лишний раз
подтвердило, что тогда меня интуиция не подвела. Надо было искать другую
конструкцию павильона, и я её искал… всю зиму.

В той же брошюре В. М. Тетюшева я прочитал, что один из пчеловодов построил
павильон под многокорпусные ульи и «пишет, что очень доволен». В журнале
«Пчеловодство» № 11 за 1979 год прочел также статью С. А. Кучинскаса «Павильон
для пчёл» о многокорпусном павильоне, но он меня тоже совершенно не удовлетворил, хотя и был шестой конструкцией автора.

Я решил тоже строить павильон под многокорпусные ульи, но своей собственной
конструкции. Решил — и к осени 1984 года построил. Описывать его конструкцию не
буду. Скажу только, что ульевые рамки я расположил на тёплый занос, о чем и
сейчас не жалею*. Несколько раз переделывал или, как говорят производственники, а
особенно конструкторы, — доводил. Наконец остановился на одном из вариантов и
считал, как рекламировал один из моих соседей по упомянутой выставке свой улей
Роже Дилона в российском варианте: «Лучше не бывает, дешевле не найти».
Оказывается, бывает, и найти тоже можно. Но и с этим вариантом работать
пришлось не в самых простых условиях в смысле удобств. Эти удобства выглядели
примерно так, как использование столовой вилки, завезенной из Европы.

Российская знать накалывала кусок мяса вилкой, затем снимала рукой мясо, и поедая
его, приговаривала: «Ах, какие удобства, ах, какие удобства!» Так и мне, для того
чтобы осмотреть самый нижний корпус и провести в нём какие-то работы, надо было
поочерёдно снять все верхние корпуса, а затем в обратном порядке поставить их на
место. Согласитесь, это не такое уж большое удовольствие как для пчеловода, так и
для пчёл.